Ertin (e_e_a) wrote,
Ertin
e_e_a

На суд общественности

Из Карелии я чуть было не привезла себе кошку – двухмесячного котенка – см. юзерпик.
Когда мы приехали на базу, кошка уже жила рядом с домом в куче хлама – маленький кысик, дикий и ОЧЕНЬ голодный. От протянутой руки шарахался, ел урча и рыча, и даже наевшись, продолжал жалобно мяукать - кроме еды котенку нужны еще и нематериальные ценности – мамина любовь и ласка. Ночи были холодные, почти все время шел дождь, вокруг лес, до ближайшей деревни – километров пять, а то и больше. Зимой на базе никто не живет, так что судьба котенка рисовалась в очень мрачных тонах. Поскольку кысик был совершенно дикий, мы решили в конце отдыха его как-нибудь поймать и отвезти в ближайшую деревню, где шансов выжить все-таки больше.

Но через несколько дней кошка настолько осмелела, что стала залезать на крыльцо и в какой-то момент, пойманная в углу, была подвергнута чесанию за ухом. Первые секунд пять котенок стремался под моей рукой и вжимался в пол, но уже через минуту урчал, сам тыкался в руку, хватал ее лапами, переворачивался на спинку и подставлял брюшко. Стало ясно, что теперь я могу делать с кысиком все, что угодно, в том числе и везти в Москву.

До поезда оставалось двое суток. Без справок-прививок и спец.контейнера даже очень маленьких кысиков в поезд не берут. Ближайший ветеринар и нужные магазины в Петрозаводске, до Петрозаводска больше 60-ти километров. Понятно, что за один день все необходимые прививки кошке сделать нельзя, значит, надо либо платить ветеринару за липовую справку, либо проводнику за провоз бессправочного кота.
Есть еще вариант везти котенка в машине, но путь в машине занимает два дня с ночевкой в гостинице, куда котов тоже не пускают, значит придется спать с котом в машине на стоянке…

Но принципиальное решение бороться за животное было принято и мы пустили кысика в дом. В доме котенок освоился моментально: забрался на второй этаж и устроился на нашей кровати, где и спал всю ночь. Это был потрясающий зверик – худющий (все косточки прощупываются!) и очень ласковый. Всю ночь эта зараза прорывалась ко мне на подушку, я настаивала на спанье в ногах (все-таки уличная кошка, наверняка с блохами) – так прошла вся ночь: в позиционной войне и под постоянный урчащий аккомпанемент.

Утром мы наконец-то стали рассуждать логически и подумали, откуда на полуострове мог взяться котенок. Версия первая – оставил кто-то из отдыхающих – была отметена как несостоятельная: начальник базы знал всех, кто приезжал – никто не приводил никаких котят. Значит вторая версия – котенок заблудился в лесу, значит его дом где-то рядом. Вместе с нашей базой на полуострове был только не работающий пионерлагерь и какой-то загадочный дачный поселок. И мы стали искать хозяев.

Не буду подробно описывать все наши мытарства. Мы ездили по окрестностям, стучались в запертые дома. Шел дождь и дул ветер. Кысик уютно спал у меня на коленях, пока мы ехали, и начинал жалобно мяукать, когда мы выходили из машины. Кысик не хотел никуда деваться. Он урчал и перебирал когтями мои руки. Да, он практически постоянно урчал, даже во сне – я вообще не представляю, как кот может непрерывно урчать часов двенадцать кряду…

В одном доме хозяин, у которого мы спрашивали, не знакома ли ему эта кошка, сказал буквально следующее: «Не думаю, что вы найдете хозяина. По осени любят выбрасывать». Кысик залез в рукав мой куртки и тихо сопел, перебирая лапами…

Наконец начальник базы отвез нас в дом, где жила обслуга неработающего пионерлагеря – ближайшее к базе место, где была жизнь. Двухэтажный деревянный дом рассчитан на восемь семей, по словам начальника заселен полностью. Но когда мы приехали, то застали только какую-то бабку, которая сказала, что котенок не ее, но, скорее всего, Афонькиных. И взялась показать дырку в полу, в которой живут афонькинские коты. Мы пошли смотреть на дырку и тут увидели МАМУ.

Мама была точь-в-точь наша кошка, только большая. Потрясающая была мама – размером с моего Мориса, спокойная и уверенная, с чистейшей белой шерстью, густой, но не длинной. Мама спала на рыболовных сетях и мы ее заметили случайно. Котенок был спущен на пол, мама лениво спрыгнула с сетей, и они потерлись носами. После чего мама фыркнула и ушла в лес.

Сомнений в том, что именно отсюда заблудился кысик, не было. Кысик был водворен в дырку в полу. Из-за угла вышла шикарная рыжая кошка, такая же огромная, как наша мама, да еще и беременная. На крыше сидел еще кот. На крыльце стояла большая миска с рыбьими потрохами. Складывалось впечатление, что в этом доме кошачье царство. Но нашему котенку так не казалось – он одиноко сидел в дырке и жалобно мяукал, он не понимал, как из теплой «запазухи» он попал в холодный подпол. Но квест был выполнен – котенок попал домой, каким бы ни был этот дом…

Я плакала весь день. Я не знаю, правильно ли я оставила кошку в ее доме. Я не знаю, было ли бы ей лучше в Москве. Но я помню, как она урчала у меня на руках и как я придумала ей имя (не скажу, какое). Потом мне рассказали, что потомственных карельских кошек нельзя брать в Москву, потому что они поколениями вскормлены на чистой озерной рыбе и на другой пище у них начинаются проблемы. Не знаю, правда ли это…

Это была правдивая история о том, как я не привезла из Карелии кошку, а было ли это правильно, не мне судить…
Subscribe

  • (no subject)

    Ездила сегодня в специальное место сдавать папин неиспользованный морфин (потому что нельзя просто так взять и выкинуть морфин, а тем более хранить…

  • (no subject)

    Мама рассказывает: приехал к ней папин друг, не попавший на похороны, и поехали они вместе на кладбище. Посидели там, помянули. И вот едет мама с…

  • (no subject)

    Похоронили вчера папу. У меня нет слов, чтобы выразить мою боль. Приходила толпа его коллег, рассказывали, как круто он строил газопроводы и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments